Московские попы-шпионы в Лавре уверены, что Путин их всегда защитит

32

 «Украинская православная церковь больна, насыщена шпионами. В Московском патриархате во все времена были пророссийские настроения, но были и украиноментальная паства и клир», — считает столичная религиозная журналистка Лана Самохвалова.

gazeta.ua

 Как вам удается быть парафиянкой Московского патриархата и в то же время выступать за его «демонтаж»?

— В моей парафии откровенной пропаганды не было. Аж пока не начался Майдан. Первым потрясением стали проповеди протоиерея Андрея Ткачева. Проклинал паству своей церкви (называл майдановцев бесноватыми, насылал болезни, после революции выехал в Московскую область). Я ни от одного иерарха не дождалась поддержки проукраинских прихожан. Они выжидали. Дальше — война и государственные предательства. Насчитала около 15 предателей в рясах. Кое-кто эмигрировал, на кого-то СБУ открыла дела. Я начала писать письма в митрополию, требовала церковных расследований. К этому подталкивали друзья — верующие Московского патриархата, которые в нужное время делали на Грушевского «коктейли Молотова». Хотели видеть публичное осуждение и запрещение служить. Церковные начальники на обращение не ответили.

В сообществе сторонников будущей Украинской поместной православной церкви мы видели два пути. Первый — создать еще одну юрисдикцию Константинопольской патриархии, куда перейдет клир и паства УПЦ МП. Второй — паства и священники обеих юрисдикций Московского и Киевского патриархатов просит Константинополь признать каноническую КП, на базе которой формируется единая церковь. Второй вариант показался нам более приемлемым.

Московский патриархат настраивает паству против этого, потому что с признанием Киевского они теряют чуть ли не единственное конкурентное преимущество. В Русской православной церкви есть отделы для контроля этого процесса. Говорили, из российского посольства почти каждую неделю ходит человек в Киево-Печерскую лавру с разнарядками.

Как противодействуют объединению?

— Как в начале независимости появлялись греко-католические церкви на Галичине? Через Верховную Раду провели закон о поочередном служении в храмах. Край за несколько месяцев стал греко-католическим. Следовательно, и был таким. Так хотят сделать с православием — чтобы в селе сначала служил «московский» священник, а затем «киевский». Но достойники из Лавры говорят: «Ни за что! Киевский патриархат оскверняет престол!»

При предыдущем предстоятеле (Владимир Сабодан умер 5 июля 2014 года) церковь шла на сближение. А теперь продуцирует тезисы: Киевский патриархат — «раскольники», Московский — преследуемые, война на Донбассе — гражданская. Теперешний предстоятель церкви блаженнейший Ануфрий и управляющий ее делами митрополит Антоний ведут церковь на айсберг. По способу мышления напоминают политбюро.

Для России наличие Московской патриархии — это сохранение влияния в Украине. Думаю, платит нужным людям. Знаю епископов УПЦ МП, которые работали на автокефалию (статус поместной церкви, которая не есть ни иерархически, ни административно частью другой. УПЦ МП — автономная часть Русской православной церкви), а за два года стали за «русский мир».

Между тем парафии переходят под Киевский патриархат.

— Предстоятель КП Филарет говорил о 70 таких парафиях за полтора года. Все перейдут за два века, если будет по 50 на год. Если же Киевский патриархат признают, процесс ускорится.

Неканоничность Киева — главное, чем Московский патриархат держит людей?

— Разным запугивают. Священник говорит: «Купите книжечку про старца». Того старца никто не знает, но он поучает: единство с Россией — условие сохранения человечества. Есть и известные, как Зосим — духовник Януковича. Интересно, как он окормлял (духовно опекал) Виктора Федоровича, у которого было по меньшей мере две женщины и бесконечные золотые батоны.

В одном большом соборе на Житомирщине людям дают целовать крест со словами «В Европе нет спасения». Зомбирование настолько далеко зашло, что нужна работа спецслужб.

Начать следует с епископов, которые потопают в роскоши и блуде. Их страх перед Европой — это страх потерять свои «мерседесы». С ними нужно говорить так: «Владыка, вот вам кусок бизнеса. Оставьте украинскую церковь».

Часть простых священников боится сокращения после объединения.

Как бороться с этим?

— Должна быть активная работа Киевского патриархата в регионах. Иерархам следует знать имена всех священников МП автокефального направления. На праздники, скажем, посылать им Евангелия в кожаных обложках с благословением патриарха Филарета, с пожеланием встретиться.

Как может помочь государство?

— Ни одна автокефалия не добывалась без него. Нужны все рычаги — дипломатия, информационная кампания, средства. Когда мы создали группу «За единую поместную церковь», то митрополия с ее миллионерами Вадимом Новинским (российский олигарх, народный депутат Верховной Рады Украины), Виктором Вишневецким (владелец угольной компании в Макеевке на Донбассе, основатель Союза православных журналистов) сразу создали брошурки и сайты в противовес. Пишут, что в Украине уже есть поместная церковь — Московский патриархат.

А у нас это единичные инициативы. Сейчас вышла брошурка «Как легально перейти в Киевский патриархат». Деньги на нее дали воины АТО, которые имеют бизнес.

Нужно создать неправительственное учреждение. Поставить четкие задания, определить цели и сроки. Хотела бы, чтобы единение и создание украинской церкви состоялось без потрясений. Чтобы пришло новое руководство церкви и это решение приняли епископы. Это будет лучше, чем когда патриоты будут гнать эту публику в Россию, что вполне вероятно.

К какому сценарию мы ближе?

— Медленное отсоединение от Москвы. Будет длиться 10–20 лет.

Чувствует ли Московский патриархат угрозу?

— Иерархи чувствуют себя, будто под защитой российского спецназа. Уверены — если кто-то на Лавру протянет руку, то Путин защитит.

Возможно, хорошо знают ситуацию.

— УПЦ МП оказалась намного слабее, чем ожидала Москва. Последняя может неожиданно предложить Украине «отцепную» автокефалию, оставив себе все монастыри. Этого допустить нельзя. Если Русская православная церковь будет владеть здесь лаврами, те останутся лабораториями «русскости». Так, в киевском Ионовском монастыре сейчас наместник и половина братии исповедуют «русский мир».

В 2008 году Петр Порошенко дарил этому монастырю автобусы «Богдан». Какая сейчас его позиция в религиозном вопросе?

— Его там уже два года не видели. Свечник мне говорит: «У него времени нет в церковь ходить». А я думаю, Петр Алексеевич пережил перелом. Он не раз призывал делать Единую поместную церковь. Думаю, искренне.

В последние годы в Запорожской, Николаевской областях появились общества греко-католиков.

— Исторически это земли православные, но греко-католики выигрывают конкуренцию. Чего стоят еще с начала 1990-х приемы детей с востока на Рождество. Все три Майдана стояли на плечах галичан. Однако эта церковь не станет родной на восточных землях.

Сейчас у общественности задание номер один — «демонтаж» Московской патриархии. Потому что это явный враг украинского. Второе — объединение православных в одну церковь. Третье — ее реформа. Меньше предписаний — больше любви. Образования больше. Сейчас только кое-где служат на украинском. Пост без фанатизма. Скамьи в храмах поставить наконец. Порой такая уже аскеза у православных, но и гордыня при этом.

Муж погиб в автокатастрофе

Лана Самохвалова родилась в Болграде (Одесская область) в 1972 году. Закончила факультет журналистики Львовского государственного университета. Работала в греко-католических средствах массовой информации — журнале «Верую», Агентстве религиозной информации, на радио «Воскресение».

В Киев перебралась в 1997 году. Была журналистом изданий «Всеукраинские ведомости», «Контракты», «Власть и политика», сейчас работает в агентстве «Укринформ».

Окрестилась в 1990-м. Парафиянка УПЦ Московского патриархата. В сети «Фейсбук» ведет сообщество «За единую поместную церковь», которое имеет 2,5 тыс. подписчиков.

Живет в Киеве с родителями и 12-летним сыном Иваном. Вдова. Муж погиб в автокатастрофе в 2006 году.

Северин НАЛИВАЙКО

Поделиться:
Загрузка...