Юлия Латынина: Версия «Теракт» для Кремля гораздо хуже

35

 Конечно, самое главное на этой неделе всё то, что связано с рейсом Когалымавиа. Собственно, уже сейчас понятно, что это был теракт.

rishonim.info

Ваша покорная слуга в прошлом эфире поторопилась заявить, что это был бардак, что, собственно, в российской авиации творится бардак и не надо летать чартерами. Я по-прежнему придерживаюсь этого убеждения. Но просто котлеты отдельно и мухи отдельно, и бардак, который творится в российской авиации, не имел никакого отношения, судя по всему, с тем, что случилось с Когалымавиа. Потому что это война, это война с ИГИЛ. Как всегда террористы предпочитают воевать с мирными жителями. И в результате получается, что вот сейчас, при Путине мы воюем на 2 фронта: мы воюем с Западом в Украине и мы воюем с исламом в Сирии.

Вот, в общем, тяжело воевать на 2 фронта, и это занятие достаточно бесперспективное. Обратите внимание на паузу, которую взял Владимир Владимирович Путин. Он очень долго ничего не говорил по поводу произошедшего вообще, а потом появились не его личные выступления, а просто текстовое сообщение, что он встретился с министром транспорта. И только потом появились его какие-то достаточно тоже малозначащие слова. То есть до сих пор Владимир Владимирович не сказал, не выступил по поводу рейса Когалымавиа.

Вообще заметно, что Путин в такие сложные, критические ситуации, когда там случается или Беслан, или «Курск», он иногда на несколько дней пропадает из поля зрения. И заметьте, что по поводу малазийского рейса Владимир Владимирович высказался достаточно быстро. Более того, он это сделал в ночь на воскресенье. То есть, видимо, потому, что в этот момент в Америке был день. И это было странно, потому что по поводу рейса, которым не летели граждане России, который упал не на территории России, который летел не в Россию к сбитию которого Россия по утверждению Кремля не имеет никакого отношения, по этому поводу Путин сделал заявление, а по поводу Когалымавиа, по большому счету, если не считать нескольких не очень важных фраз, до сих пор ничего нету.

Собственно, видимо, это связано с тем, что когда начиналась операция в Сирии, было ощущение, что вот сейчас… «Ой, как здорово! Сейчас мы всех отведем…» Вот, был такой схематоз: «Сейчас мы всех обведем вокруг пальца, сейчас мы, значит, помиримся таким образом с Америкой и Европой, заставим их забыть об Украине. Российских граждан тоже заставим забыть об Украине, потому что, в общем-то, по большому счету, в Украине ничего не получилось того, чего хотели. То есть Украине нагадили, но как-то, вот, Донбасса не взяли. Надо от этого как-то отвлечь. Вот, очень здорово: мы обратно и в Европу вотремся, и пиар-проблемы Украины решим. Ну и вот будет такая картинка красивая на телевизоре». И выяснилось, что война в Сирии оказалась более кровавая, чем война в Украине, потому что, в конце концов, на Донбассе гибли только те, кто туда поехал, а вдруг сейчас стоит вопрос помимо абсолютного ощущения неуверенности и помимо абсолютного ощущения шока и ужаса от того, что в конечном итоге получается мы ввязались в войну, которую никаким образом нельзя выиграть… Почему нельзя выиграть – я об этом чуть попозже поговорю.

Вот, просто, ну, чисто шкурные соображения. Представьте себе те 2 миллиона россиян, которые за этот год отдохнули в Египте и хотят еще. И там те 100 тысяч или больше человек, которые сейчас имеют путевки и которые туда не поедут.

Вот, пока был «Крымнаш», это была для них абстрактная история. Пока для них была красивая картинка в телевизоре, как летают и бомбят Сирию, и оказывается, мы там победили ИГИЛ, который финансируют проклятые американцы и так далее, это для них была абстрактная история.

Но вот для них сейчас это совершенно шкурная история, которая, во-первых, заключается в их кошельке, потому что их кошелек накрылся и многие из этих людей серьезно пострадали. А, во-вторых, заключается в абсолютно ужасном ощущении отсутствия безопасности, потому что стоят эти люди на чемоданах и думают «Ёклмн! Мы копили на свой отдых». Поехать в Турцию? А простите пожалуйста, ребята, а чем, собственно, Турция отличается от Египта? А в Турции, что ли, не бывает терактов? В Турции совсем недавно был теракт, на котором убили 100 человек. Какая разница, Турция или Египет?

У Турции открыта граница с тем самым Исламским государством. И прочтите любой репортаж на той же Медузе, по этой границе туда-сюда Исламское государство совершенно спокойно ходит. Исламскому государству что до Синая, что до Турции, извините, один черт, никакой разницы нету.

То есть что, получается для россиян закрыто направление все исламские страны? Это сильная история, особенно если представить себе, что и у нас, в общем-то, творится бардак.

И эти люди… Да, конечно, они думали, что Крым наш и всё хорошо. Но, вот, сколько этих людей? 100 тысяч – это по минимум тех, кто уже нагрелся, и там 2 миллиона отдохнувших за этот год. И это не самые последние люди. Может быть, это не олигархи, может быть, это не высший сегмент российского общества, но это вот тот самый средний класс, который достаточно активный, который вдруг сообразил: «Как? Вот, мы за это платим. А что мы там потеряли, в этой Сирии?»

То есть надежды на то, что Сирия будет такая стрелка по телевизору, которая отвлечет внимание россиян от того, что происходит внутри страны и что накрылись планы в Украине, вот, не оправдались.

Вообще, собственно, обратите внимание, как развивалось дело и почему я на прошлой неделе так крупно лажанулась. Потому что первое, что мы слышали… А некоторые вещи – они ясны в течение буквально первых 5-ти минут. Мы слышали, что у самолета были проблемы, что у этого самолета постоянно были проблемы. Мы слышали слова… Сейчас, одну секундочку, я даже их процитирую.

Мы слышали рассказы, буквально которые сразу же послышались от египетских властей, что, дескать, самолет перед тем, как он исчез с радаров, что он просил о посадке, что перед вылетом он жаловался на проблемы с двигателем, что с сайта Медведева… Вот, если вы зашли, вы могли бы прочесть отзывы разных людей. Например, бортпроводница Елена Пономаренко: «Я работала в компании Когалымавиа бортпроводником. В компании систематически нарушается руководство, правила производства полетов, этические и нравственные законы. После двух аварийных ситуаций за один месяц…»

Или вот там Алишер Ниязматов. И это всё с сайта премьера, стоит первыми отзывами. «В прошлом году летал в Хургаду этой же авиакомпанией. Ужас! Весь полет молился, думал, не долечу. Самолет вот-вот готов был развалиться».

Дальше египетские власти рассказывали, что никаких признаков теракта нету. Сотрудник египетской службы, которая обслуживала рейсы Когалымавиа, рассказывал газете «The Times», что перед взлетом всего 3 недели назад командир лайнера сообщал диспетчерам о сбое в двигателе. Пилоту велели вернуться назад, что проблемы с этим самолетом были в предпоследнем рейсе.

До сих пор египетское правительство не говорит о том, что это теракт, не признает, что это был теракт. Соответственно, понятно, почему оно это делает, потому что россияне – его крупнейший поставщик туристов. И обратите внимание, что только сейчас, через неделю после катастрофы египтяне начали проверять камеры в аэропорту. То есть это нечто невероятное, это, на самом деле, гораздо хуже, чем если бы они сразу признали, что это теракт, потому что если вы сразу признаете, что это теракт, что это Локерби, то есть большой шанс, что это Локерби не повторится. А если вы в течение недели утверждаете, что никакого теракта нет и даже камеры в аэропорту не проверяете, то, в общем, это значит, что это очень возможно повторится.

И я думаю, что реакция в том числе и сначала Британии, потом других европейских стран, которые начали отзывать свои самолеты, связана в первую очередь не только с самим терактом, а в первую очередь с реакцией Египта на него. Это, кстати, вообще очень важная вещь, я это многократно повторяла, что, извините, систему характеризует не ошибка, систему характеризует реакция на ошибку. Потому что, скорее всего, они были шокированы не только тем, что взорвалось, но и тем, что Египет ведет себя так, что «Нет-нет, это не взорвалось, это вот».

Хорошо. Понятно, почему ведет себя Египет. Абсолютно непонятно, почему точно так же ведет себя российское правительство, потому что, будем говорить честно, вывод информации с бортового регистратора занимает 5 минут, расшифровка занимает 20 минут. После этого анализом можно заниматься хоть месяц. Первичный анализ – это час, и после этого причина обычно локализуется на 95%.

Я обращаю ваше внимание на прекрасное интервью Марка Солонина Фонтанке.Ру. А Марк Солонин не только один из наших лучших историков, может быть, лучший на сегодняшний день историк Великой Отечественной Войны, но и профессиональный инженер, авиационщик. И, собственно, пожалуй, Марк Солонин пока единственный, который связно назвал причину того, что произошло с самолетом. По словам Солонина, из тех технических данных, которые мы сейчас имеем, у самолета внезапно оторвался хвост.

Солонин ссылается на сайт Флайтрадар, открытый источник, на котором видно, что самолет спокойно поднимался с абсолютно стабильной, неизменной вертикальной скоростью 3 метра в секунду. В 13 минут 14 секунд подъем меняется на снижение, и самолет сначала падает со скоростью 1,6 метра в секунду. Через 8 секунд это уже 59 метров в секунду. То есть через 22 секунды он падает на землю. То есть он падает со скоростью 125 метров в секунду – это 450 километров в час. То есть он просто летит вниз. Что это означает с точки зрения Солонина? Ну, то есть это может быть, условно говоря, что у самолета внезапно исчезают крылья. Но вряд ли у самолета внезапно исчезли крылья. И, вот, одна из причин – внезапно отлетел хвост полностью, одномоментно. Вот, было и нет.

И это то, что мы видим по фотографиям, потому что хвостовая часть самолета оторвана и лежит в пустыне, и вокруг нее, в общем-то, ничего нет. И самое главное, что появляется информация расшифровки черного ящика, которая показывает, что не было никаких неблагоприятных сигналов. И вдруг там просто всё исчезло. То есть это означает, что хвост рвался не по частям, не долго, а, вот, цитирую, «оторвался вместе с хвостом и улетел. Оторвалось всё – провода, по которым шла информация от датчиков, исчезло питание. Всё улетело».

Вот, очень сложно себе представить, что даже если хвост у самолета отрывался вследствие, грубо говоря, естественных причин… Потому что, на самом деле, такие случаи были. Даже российский самолет, я помню, как-то лет 15 назад развалился где-то в небе на юге просто потому, что он был очень старый, 20-летней давности самолет. И, извините, у него сортир протекал, и сортир протекал у него там, видимо, последние 24 года. И в один прекрасный момент самолет просто в воздухе развалился пополам по линии сортира.

Ну, вот, с точки зрения Солонина даже это невозможно, потому что если бы не было взрывного воздействия, то просто всё равно бы успели что-то датчики записать.

То есть вот еще раз повторяю. Почему я ссылаюсь на Солонина? Потому что это единственный профессионал, который сейчас по этому поводу высказался на основе той скудной имеющейся информации. И понятно, что российские эксперты тоже этой информацией уже владеют, то есть они могут, вот, как-то это прокомментировать.

И значит, соответственно, то, что российская сторона молчит, это очень странно. Более того, посмотрите на реакцию российской стороны помимо относительного, как я уже сказала, молчания Владимира Владимировича. Что первая информация о том, что произошло с самолетом… Обратите внимание, это очень важный момент. Она произошла не от египтян и не от русских, то есть от тех двух сторон, которые имели полный доступ к техническим моментам крушения самолета. Она произошла от британцев, потом от американцев, которые сказали, что «мы перехватили какие-то разговоры». Перед этим американцы сказали, что «мы видели вспышку». И от британцев, которые попросту прекратили полеты своих компаний.

После чего произошла совершенно удивительная вещь. После чего сначала господин Косачев заявил, что это геополитическое сопротивление действиям России в Сирии, что, конечно, звучало совершенно потрясающе, особенно если учесть… То есть с точки зрения господина Косачева англичане, когда перестают пускать своих туристов в Египет и срочно их оттуда вывозят, это они делают всё исключительно для того, чтобы плюнуть в лицо России.

Правда, вскоре после этого и Россия тоже приостановила полеты, то есть выяснилось, что господин Косачев побежал впереди паровоза. И видимо, вот эти вот люди, которые плюют в лицо России, они окопались также где-то в ФСБ и Кремле.

Но после Косачева и Путин позвонил Кэмерону, и посоветовал в ходе разговора оперировать данными, которые прояснятся в ходе ведущегося официального расследования.

Я обращаю ваше внимание на то, что если бы не американские сообщения о вспышке, которую они видели, и не перехваченные разговоры, которые были перехвачены, судя по всему, британской разведкой, то, видимо, и египетские, и российские власти до сих пор рассказывали бы нам о том, что случилась какая-то техническая неполадка. И я обращаю ваше внимание, как, действительно, гигантское количество было дезинформации. Причем, часть этой дезинформации и часть текстов о том, что падение самолета связано с его плохим техническим состоянием, очень часто со ссылкой на зарубежные информагентства приводились вещи, которые, на самом деле, зарубежные информагентства не публиковали.

И вот, собственно, я еще раз повторяю, не знаю, какая версия хуже, халатность или теракт. Но вот по факту выяснилось, что версия «Теракт» для Кремля гораздо хуже. Возможно, потому что если речь идет о бардаке, то это привычная история, после этого можно раздраконить Когалымавиа, всех посадить, всех объявить. А это теракт, то, вот, как же так? Обещали малой кровью на чужой земле, и такая красивая война в телевизоре обернулась трупами детей. Это вам, знаете, не с украинскими фашистами воевать. Те-то самолеты не взрывают, голов не отрезают, клеток в качестве живых щитов не возят.

И, собственно, несмотря на всё недовольство России карикатурой «Шарли Эбдо», которая появилась на последней странице журнала как не пошедшая на первую обложку, на которой, напомню, изображен исламист с автоматом бородатый, на которого сверху сыпятся обломки российского Аэробуса, и подпись «Россия интенсифицирует бомбардировки». Как ни ужасна эта карикатура, но, действительно, по поводу ее так и взвыли, потому что совершенно кощунственно, но совершенно точно.

Потому что когда мы брали Крым, знаете вот, не пришли же украинские фашисты взрывать наши русские самолеты. Можно было безнаказанно рассказывать, как мы спасаем население от украинских фашистов. А выяснилось, что с ИГИЛом такой фокус не сработал. Вот, Пархоменко Сергей, который вчера сидел на этом самом месте, говорит, что, вроде бы, как-то это должно быть даже выгодно для Кремля в том смысле, что… Ну как? Это теперь оправдание войны: «Ах, они сбивают наши самолеты? Ну так мы им покажем!»

Но, в общем-то, я боюсь, по крайней мере… Я не знаю, что будет дальше делать пропаганда. Видимо, она, скорее всего, на что-то в этом роде и свернет. Но пока незаметно, чтобы она на это сворачивала, ровно потому, что очень трудно объяснить россиянам, что это они на нас напали, когда, все-таки, первыми мы рассказали, что мы вошли в Сирию.

Я уже не говорю о такой маленькой проблеме, которая сейчас существует. Например, что делать с российскими туроператорами? Потому что если они не повезут людей в Египет и будут вынуждены вернуть им деньги, то это банкротство целой отрасли. Ну, вот, что делать? Сказать «Пусть банкротятся. Это рынок»? Но, вроде бы, как-то это не совсем рынок, вроде бы, ну, вот, не знали же российские туроператоры, что Россия будет воевать с ИГИЛом.

И, собственно, обратите внимание, что на этом фоне как-то отсутствуют новости о наших успехах в борьбе с ИГИЛом. Потому что вот у нас начальник главного оперативного управления Генштаба Андрей Картаполов сообщил о крупных успехах российских войск, российской авиации и ее союзников, и даже сказал замечательную фразу, что «Освобождено около 350 квадратных километров сирийской территории, на которых расположено больше 50 крупных населенных пунктов».

Но я напомню, что Москва внутри МКАД – это 870 квадратных километров. Вопрос: как на территории в 2/5 Москвы внутри МКАДа можно разместить 50 крупных населенных пунктов? Ну, вот, когда врут-то наши официальные власти, ну, хотя бы надо поделить количество пунктов на количество квадратных километров, чтобы врать-то как-то поинтересней. Но проблема в том, что даже этих 350 километров нет, мы видим, что ИГИЛ идет в наступление. И самое смешное жуткое во всей этой истории – это что мы даже ИГИЛ-то особо не бомбили.

На Западе все знают, что значительная часть российских ударов прошлась по Сирийской свободной армии. И, вот, я говорю, это был такой красивый схематоз: всех разведем, Асаду поможем, к Западу опять без мыла влезем, об Украине все забудут. Выяснилось, что схематоз обломался по полной программе.

Юлия Латынина

Поделиться:
Загрузка...