Что нужно украинцам для победы над оккупантом

32

 Отъехав за сто километров от линии фронта, понимаешь, что войны нет. Война где-то далеко отсюда, в непонятной обыкновенному гражданину "зоне АТО", где невероятные киборги — сталкеры войны — делают свою непостижимую героическую работу.

Украинские военные во время тренировочных учений недалеко Мариуполя, 30 апреля 2015, gdb.rferl.org

Делают прямо сейчас, когда вся страна готовится встретить майские праздники дома, в постели, на даче, на рыбалке или на лазурном берегу. Пока еще враг не пошел в наступление, и война не вышла за пределы зоны АТО, и не вторглась в наши дома, на наши дачи, на наш лазурный берег.

Блок-пост на въезде в Харьков; жесткий досмотр военных машин и людей в форме. Соблазн вывезти из зоны неучтенные, списанные, трофейные автоматы, пистолеты и боеприпасы очень велик. Этим занимаются не только закоренелые преступники; многие ответственные граждане хотят иметь дома ствол; закон об оружии давно назрел — но его до сих пор нет… А сотни и тысячи гражданских автомобилей при выезде из зоны никто не проверяет; и война, незаметная, как ДРГ противника, проникает на нашу территорию всё дальше…

И чем дальше от зоны, тем отчетливее понимаешь, насколько люди в зоне честнее и надежнее. Когда вдруг тяжело и плохо, тебе первыми звонят и пишут ребята с фронта, всегда готовые прийти на помощь. Они — надежные, смелые, лучшие — держат первый удар, и они хотят закончить войну. Потому что с каждым днем войны этих смелых, честных, надежных, лучших становится всё меньше.

Как нам выиграть войну (окончание).
Этот текст — специфический. Он насыщен военной терминологией, потому что победа в войне здесь рассматривается как военная задача. Просьба к дилетантам — не давать советы космического масштаба в комментах.

Неправда, что обороняться всегда легче, чем наступать; и что потери у наступающих всегда выше. Это зависит от таланта полководцев, подготовки и оснащенности войск, и воли армии к победе. Военная история знает много примеров, когда меньшая по численности армия одерживала блестящую победу, и гора тел убитых врагов была в десятки раз выше скорбного кургана победителей.

Когда начнется наступление врага, нам будет очень непросто. Потому что мы строим глубокоэшелонированную оборону, не имея стратегии защиты. Мы закапываемся в землю, тратим сотни миллионов гривен на земляные и бетонированные укрепления, в попытке спасти минские соглашения, но не выиграть войну. Когда враг станет атаковать, мы окажемся в положении мальчика для битья: "Стой здесь, и жди! Когда начну не скажу, настоящая война начинается вдруг".

Чтобы победить, нам надо начать воевать всерьез. Назвать войну войной, врага врагом, и уничтожать его везде и всегда, когда есть возможность. Воевать по нашим правилам. Не ждать начала наступления противника, а наносить удары по скоплениям его техники, позициям и складам, проводить рейды вглубь оккупированной территории для уничтожения военных баз, ликвидировать главарей и бандитов с помощью диверсионно-разведывательных групп и подпольщиков.

Коллаборационисты, оккупанты и наемники должны дрожать от страха где бы они не находились. Они должны бояться выходить ночью во двор по нужде; бояться в Донецке, бояться в Луганске, в Лондоне и Берлине, и даже в Москве. Сепары должны знать, что единственный способ спасти свою шкуру — сложить оружие прямо сейчас. Что прощения никому не будет, возмездие неотвратимо достанет каждого в любом месте земного шара.

Держать оборону по периметру оккупированной территории надо, конечно. Но для этого не нужно делать три — четыре линии обороны, распыляя силы, и порождая в бойцах и мирных жителях неуверенность в твердости наших намерений. Надо строить бетонные укрепления на ключевых направлениях и высотах; убирать оттуда вкопанные танки, но насыщать пушками, ПТУРСами, гранатометами и минометами. Танки должны находиться в тылу и действовать маневренными группами вместе с десантом, купируя прорывы врага, выходить в рейды для уничтожения баз противника, и для развития наступления.

На первых оборонительных рубежах должна находиться хорошо обученная пехота, отлично подготовленные операторы ПТУРСов, артиллеристы и минометчики. Выбить пехоту с подготовленного опорного пункта не так-то просто, а поддержку огнем ей должна оказывать артиллерия, находящаяся на удалении 10-15 км от линии фронта. Заниматься контрбатарейной борьбой, и уничтожать силы противника в оперативной глубине должны мобильные артиллерийские группы, постоянно меняющие свои позиции. Надо срочно создавать систему артиллерийской разведки; включать хорошо подготовленных артнаводчиков во все подразделения. Необходимо активно применять для артразведки беспилотные летательные аппараты, оптические средства ведения разведки, дальномеры и целеуказатели, радиолокационные станции контрбатарейной борьбы.

Нам нужна единая система разведки, объединяющая все разведслужбы, разведывательные батальоны, роты, взвода, группы разведки, беспилотчиков, аналитиков… Сегодня у нас "на разведку" в штаб АТО или штаб сектора нередко присылают офицеров-связистов и офицеров-танкистов. Такое же отношение к разведке и во многих бригадах, и в отдельных батальонах. Между разведчиками из разных подразделений и секторов, обычно нет никаких коммуникаций; нет единого аналитического центра обработки развединформации. Неудивительно, что такое большое значение имеет в создавшихся условиях добровольческая авиаразведка, и сеть патриотов, добывающих информацию по ту сторону линии фронта. Изменить положение с разведкой в зоне АТО несложно: надо только найти талантливого разведчика; профессионал сам подберет подходящих людей и создаст эффективную разведслужбу.

Самая большая наша проблема — кадровая. Это заметно на всех уровнях, начиная с Банковой. Безусловно, именно президент, как верховный главнокомандующий, несет прямую ответственность за военные неудачи, большие людские потери, и утерю территорий. Очевидно, что Порошенко в роли главнокомандующего, как и вся его военная политика, не отвечают требованиям современной "гибридной" войны. Еще меньше соответствует Муженко, и его Генеральный штаб. Но кем их заменить?.. У нас нет сегодня национального лидера на место президента. Непросто найти замену начальнику Генерального штаба… И не кричите "Ярош!" — как будто Дмитрий провел хотя бы одну успешную операцию фронтового масштаба, и сам стремится на должность НГШ…

Другие "популярные" военачальники, как комбриги распиаренных бригад, получили известность только благодаря связям с придворными волонтерами. Эта популярность вовсе не свидетельство их выдающихся полководческих талантов. Есть и такие, кто случайно оказались в "нужном" месте, как комбриг 128-й бригады, получивший героя за Дебальцево, но отказавшийся признать достоверность письма к главнокомандующему от имени офицеров, вышедших из окружения… И многие всё ещё предлагают на любые высокие должности Семена Семенченко. Стоит ли удивляться тому, что мы до сих пор не начали побеждать?

Еще одна кадровая проблема, которая не позволяет нам побеждать — непрестанные ротации руководящего состава на фронте. Как может командующий сектором, или тот же начальник разведки грамотно управлять войсками, или адекватно оценивать разведобстановку, когда они меняются каждые 45 суток?.. Почему рядовой танкист, от которого куда меньше зависит успех всей операции, ждет ротации год, а командование, которое должно жить войной, и закончить войну, меняется настолько часто, что не успевает запомнить название частей, и населенных пунктов на линии фронта?..

Это нонсенс, который требует немедленного исправления, в рамках оптимизации всей управленческой структуры. Надо срочно убрать все лишние промежуточные звенья, такие как штабы секторов и штаб АТО; восстановить боеспособность бригад, прекратив практику распыления и перемешивания подразделений; закрепить за каждой бригадой определенный участок фронта, и замкнуть командиров бригад на Генштаб, который должен освободиться от всяких хозяйственных функций (для этого есть Минобороны), и заняться непосредственно и только войной.

Военное положение нам не поможет. Нет никакого положения или закона, вследствие принятия которого, военная политика руководства станет правильной, командование — талантливым, армия — более оснащенной и профессиональной. Военное положение, введенное во всей стране, только ограничит права и свободы граждан, и позволит тем, кто должен нести ответственность за наши военные неудачи, чувствовать себя защищенным, находясь вне критики. Военное положение надо вводить в зоне АТО, где уже, по факту, ограничены права и свободы. Надо давать командирам бригад в зоне их ответственности право задерживать всех подозрительных лиц, арестовывать мародеров, "отжимщиков", "контрабасников", наказывать пьяниц и других нарушителей воинской дисциплины гауптвахтой, рытьем окопов, и другим общественно-полезным трудом. Пьянство, грабежи, крышевание незаконной торговли с сепарами — всё это, наряду с неадекватным командованием, разлагает армию похлеще кремлевской пропаганды.

Добровольцы. Сегодня само это слово стало жупелом в политической борьбе. Петр Алексеевич искренне боится добровольческие подразделения, считая их неподконтрольными частными армиями, угрожающими стабильности власти. Отчасти это правда, и совсем недавно господин Мельничук считал "Айдар" своим личным батальоном; и господин Коломойский путал свой бизнес с освободительной войной… Есть отдельные "добровольческие" подразделения, или правильнее сказать — банды, которые устанавливают незаконные блок-посты в зоне АТО для контрабандной торговли с оборотом несколько миллионов гривен в сутки.

Но есть и совсем не добровольцы — работники СБУ, милиции, пограничники, военнослужащие — которые занимаются тем же самым. Есть бандиты и среди добровольцев, и в армии. И есть множество добровольцев и патриотов в самих Вооруженных силах. Было бы правильным ввести добровольческие части в состав армии на правах отдельных подразделений; или же "подвести" добровольцев ОУН и ДУК ПС под закон о резервной армии, но тогда надо принимать еще и соответствующий закон об оружии, а это отдельная больная тема для наших власть имущих. В любом случае, во время войны добровольцы должны подчиняться армейскому командованию.

Сегодня, когда мы стоим на пороге большой войны, количество добровольцев следует не уменьшать, а увеличивать. Надо опираться на патриотов, и создавать добровольческие отряды территориальной обороны в каждом населенном пункте, особенно на востоке страны, тем более — в зоне АТО. Оружие этих оборонцев может храниться в местных отделениях милиции, и выдаваться в угрожаемый период. Если каждое село станет строить фортификационные сооружения, и защищать его будут мотивированные жители, противнику придется очень туго…
Нам надо вспомнить, что мы хозяева в своем доме.

Не россияне, и не доморощенные сепаратисты. В нашем доме мы наводим порядок сами — так, как мы хотим, опираясь на поддержку патриотов, которых очень много еще проживает в зоне АТО. Сепаратисты, наемники и оккупанты должны уничтожаться везде и всегда, где и когда это возможно. И не надо бояться российской армии. Если путин не отступит, надо вынудить его к широкомасштабному применению силы; вызвать на большую войну — по нашим правилам, в нашей стране, где каждый куст, каждое окно будет стрелять в его солдат; на войну, выиграть которую ему не помогут ни танки, ни авиация.

Выиграть войну можно только одним способом — воюя грамотно. Не надо бояться России, и не стоит слушаться Запада. Надо защищать Украину и украинцев. Всегда и везде. Бескомпромиссно. И только когда мы проявим силу, и покажем свою стойкость, мы заставим отступить путина, и многие будут искать нашей дружбы. Потому что в мире уважают сильных, и презирают слабых.

Юрий Касьянов

Поделиться:
Загрузка...