ЕС ударил по белорусской нефтянке

28

Брюссель расширил список белорусских компаний, с которыми Европе нельзя иметь дело. Главная новость – туда попали нефтеперерабатывающие заводы. Эксперты видят в этом не только политику, но и возможный заказ со стороны польских конкурентов.

23 марта министры иностранных дел ЕС согласовали новый пакет санкций против Белоруссии. ЕС включил в новую редакцию "черного списка" еще 12 человек и 29 организаций. С субботы "европейский черный" список для Белоруссии будет насчитывать уже 249 представителей руководства страны во главе с ее президентом. Всем фигурантам списка запрещен въезд в страны ЕС, а их банковские счета, если такие обнаружатся в европейских банках, подлежат замораживанию. Европейскому бизнесу будет запрещено заключать с внесенными в список белорусскими компаниями новые контракты, действующие контракты могут быть завершены.

Одним из новых участников черного списка стал Юрий Чиж — владелец футбольного клуба "Динамо-Минск" и главы группы компаний "Трайпл", занимающихся импортом и переработкой нефти. До сих пор бизнес-партнерам Чижа из Словении и Литвы удавалось блокировать внесение его фамилиии в список, но на этот раз в Брюсселе пошли на принцип, пригрозив защитникам "Трайпла" некой "политической карой".

До сих пор в черном списке ЕС фигурировали лишь 3 белорусские компании: ЗАО "Белтехэкспорт", ЗАО "Спорт-пари" и ЧУП "БТ Телекоммуникации" (санкции были введены летом 2011 года). Однако, как дал понять ранее портал Tut.by со ссылкой на белорусских финансистов, европейские банки руководствовались не столько списком ЕС, сколько черным списком Минфина США. А там в прошлом году оказались многие крупные белорусские компании. В августе 2011 года США распространили санкции на "Белшину", "Гродно Азот", "Гроднохимволокно" и "Нафтан". Европейские банки, как правило, не хотят работать с теми компаниями, которые попали в этот список. Таким образом, европейские санкции, введенные ЕС в эту субботу, по сути, повторяют американские.

В сообщениях из Брюсселя, которые сегодня цитируют информагентства, кроме Чижа фамилий нет. Но за несколько до их введения информированный белорусский политолог Юрий Шевцов в своем блоге назвал несколько других фамилий. По его словам, потенциальными фигурантами нового "черного списка" в РБ являются бизнесмены Александр Шакутин, Александр Мошенский, Владимир Пефтиев, Павел Топузидис.

Чем чреваты эти ограничения для белорусов на практике? Эксперт обращает внимание на то, что бизнес каждого из них вырос в Белоруссии, на базе белорусских предприятий или рынка. "Нет ни одного, кто бы развивался на перепродаже через Беларусь сырья или еще чего-нибудь, — отмечает Шевцов. — Основная часть бизнеса и поддерживаемых ими рабочих мест у них — тоже в Беларуси. Это вообще по своей структуре — идеальный национальный бизнес. Подрежут их — убьют рабочие места в основном "простых белорусских граждан" в пользу европейских, в основном, конкурентов".

"В основе бизнеса Александра Шакутина — производство дорожной техники "Амкодор", — рассказывает в своем блоге Шевцов. – Этот бывший крупный советский завод сейчас успешен на рынке ЕС, сборочные производства в Европе на таком сложнейшем конкурентном пространстве в плане технологий".

"Александр Мошенский на базе СЭЗ в континентальном Бресте переработку выловленной в Атлантике рыбы и завалил пол-России продуктами марки "Санта-Бремор", — напоминает Шевцов. — Тащит на себе большие социальные обязательства по Бресту. В случае его попадания в черный список ЕС рабочих мест и соцобязательств в Бресте станет меньше, а его рыночные ниши в Европе и в России займут конкуренты". Эксперт называет Мошенского "жертвой открытой экономики": "ЕС как враг открытой экономики и реального производителя — это что-то новое. Но это так. Ориентировался бы Мошенский на узкий рынок Беларуси — был бы защищен".

Меценат Владимир Пефтиев, чей бизнес связан с ВПК, по словам Шевцова, живет в основном на Мальте и имеет партнеров, в основном, в Европе. "ВПК в Беларуси вооружения в целом не производит, — напоминает эксперт. — В основном это системы наведения, связи, управления боем и войсками. То есть высокотехнологичные производства, которые работают в очень тесном контакте с оборонными заказами России и Беларуси. Убрать их — понизить технологический уровень белорусской промышленности по этому важному направлению где-то до уровня Литвы и Латвии. Тоже, к слову, речь о реальном производстве".

Павел Топузидис – создатель белорусской сети супермаркетов "Корона", где преобладают товары производства ЕС. Выгоды от его ослабления уйдут, скорее всего, к какому-то европейскому ритейлеру, предполагает политолог.

Сопредседатель Белорусско-германского Совета делового сотрудничества Юрий Чиж, чей бизнес пытаются защитить от санкций в Брюсселе партнеры из Словакии и Литвы, занимается строительством, нефтепродуктами и недвижимостью. Имеет проекты в Европе, внутри РБ финансирует социальные программы и спорт.

По словам Шевцова, за попытками включить Чижа в черный список ЕС могут стоять конкуренты из польского нефтехимического концерна Orlen, который владеет основными польскими НПЗ и НПЗ в Мажейкяе в Литве. "У "Орлена" — большие проблемы с получением нефти из России, напоминает политолог. — После приватизации Мажейкяя "Орленом" Россия перестала поставлять нефть туда по северной ветке нефтепровода "Дружба". Иной нефти он не нашел. И сейчас возит российскую нефть дорогим путем из Питера через Утингу и Клайпеду туда же, на Мажейкяй. Беларусь получила сейчас особо удобные цены на российскую нефть и условия ее поставки. Ясно, что "Орлену" это — коллапс и катастрофа. А других сильных конкурентных белорусским Новополоцкому и Мозырскому НПЗ на рынках Прибалтики, Польши, Германии нет".

Таким образом, резюмирует Юрий Шевцов, возможные санкции в отношении ряда белорусских бизнесменов – не только очередная попытка надавить на Лукашенко, но и конкретный заказ со стороны иностранных конкурентов.

"В Белоруссии, которую МВФ и Запад в целом со страшной силой толкают к приватизации, ряд крупных предприятий должны стать частными уже скоро, — напоминает эксперт. — Но получается, что белорусские бизнесмены могут быть в любой момент обвинены в пособничестве режиму и поэтому лучше им в приватизационных конкурсах и процессах не участвовать. А тогда кто в приватизации будет участвовать? Кто-то внешний. Такое своеобразное международное рейдерство".

Виктор Михайлов

 

Поделиться:
Загрузка...