Москве желательно прекратить практику продажи веревки, на которой нас же и повесят

23

В некоторых СМИ появились сообщения со ссылками как на российские, так и на китайские источники, что Россия и Китай договорились о поставке из РФ в КНР 48 истребителей Су-35 стоимостью 4 млрд. долл.

WZ-502G Фото 9abc.net

Однако Москва требует от Пекина юридических гарантий отказа от копирования истребителей, чтобы оградить себя от потенциального конкурента на рынках других стран. Китай же такие гарантии давать не спешит.

Пора все-таки понять, что не ради экспортных прибылей, а для укрепления собственной военной мощи копирует Китай нашу технику. И именно для этого он хочет купить Су-35. Понятно же, что 48 – это просто слишком мало, если самолеты приобретаются только ради постановки на вооружение. У Китая уже сейчас имеется в ВВС и морской авиации более 400 самолетов семейства Су-27/Су-30 и их китайских вариантов, при этом на заводе в Шэньяне развернуто массовое производство J-11В и J-16 (безлицензионная копия Су-30). Соответственно 48 самолетов – это всего лишь примерно 10% от общего количества (пока 10%, потом будет еще меньше). Единственная цель их приобретения – копирование. Купить еще меньше, видимо, было невозможно, Китай не хочет повторять ошибку двухлетней давности, когда заявил о желании приобрести в России два (!) палубных Су-33. Намерения Пекина в данном случае были до такой степени очевидны, что Москва от сделки отказалась.

ПРОДАВАТЬ – СЕБЕ ДОРОЖЕ

Наконец, что самое важное – пора таки допустить уже мысль, что растущая с нашей же помощью военная мощь НОАК вполне может быть использована против нас. Можно, конечно, постоянно переписывать американские публикации о том, как стремительно развиваются ВВС и ВМС Китая. Естественно, американцев тревожат именно эти компоненты НОАК. Однако ВВС вообще-то можно использовать против любого противника, это универсальный вид ВС. А вот про ничуть не менее стремительное развитие Сухопутных войск Китая в США не пишут ничего, поскольку воевать с Китаем на суше точно не собираются. Но и в России об этом почему-то тоже не пишут (видимо, списать не у кого). Что странно при наличии общей границы с Китаем протяженностью 4,3 тыс. км.

Китайцы создали целое семейство амфибийных боевых машин во главе с БМП WZ-502 (она же ZBD-04), на которую установлена башня от нашей БМП-3. Естественно, факт амфибийности был однозначно расценен всеми экспертами в свете подготовки к десанту на Тайвань, хотя эти машины могут очень успешно переплывать, например, Амур и Уссури. Однако теперь китайцы заметили, что амфибийность ведет к ослаблению защищенности. И создали новую модификацию этой БМП – WZ-502G. За счет усиления броневой защиты она больше не плавает. Зато, по данным китайских источников, башня WZ-502G, а также лоб корпуса выдерживают попадание 30-миллиметрового бронебойного снаряда с дистанции 1 км, а борта корпуса выдерживают попадание 14,5-миллиметрового боеприпаса с 200 м. По интересному совпадению 30 мм – это калибр пушки 2А42, являющейся основным вооружением российской БМП-2. Для справки: на американской БМП «Брэдли» установлена 25-миллиметровая пушка М242. А уж 14,5 мм – это вообще уникальный калибр. Его имеет только один пулемет в мире – наш КПВТ, основное вооружение всех отечественных БТР. Максимальный калибр западных пулеметов – 12,7 мм. То есть китайские товарищи совершенно открыто признают, что их новейшая БМП создается для боев с нами, а отнюдь не с американцами. Это было и так ясно для людей, способных мыслить логично, но китайцы пояснили это тем, кто мыслить логично не может или не хочет. При этом вряд ли хоть кто-нибудь может предположить, что в Китае собираются отражать российскую агрессию. Пожалуй, там готовятся к прямо противоположному варианту развития событий.

В связи с этим Москве желательно прекратить практику продажи веревки, на которой нас же и повесят. В частности, можно было бы обойтись без продажи Су-35 (заодно это единственный гарантированный способ избежать его копирования, даже если смотреть на данную проблему в чисто коммерческом аспекте). Аргументы многочисленных лоббистов продолжения продажи оружия Китаю, в том числе даже более современного, чем Су-35, никакой критики не выдерживают. Например, что не продадим мы – продадут другие. Нет, другие не продадут (по крайней мере до сих пор прецедентов не было). Или уж совсем смешной аргумент: купив нашу технику, Китай попадет в зависимость от нас в плане ее техобслуживания. Как было сказано выше, 48 Су-35 – это не более 10% парка тяжелых истребителей и не более 2% от общего количества боевых самолетов ВВС и морской авиации НОАК. Говорить о зависимости здесь совершенно несерьезно. Тем более что не все 48 самолетов встанут в строй, часть машин будет разобрана до последнего винтика с целью реализации главной цели их приобретения – изучения технологий и копирования с «творческим развитием».

Как известно, Госпрограмма вооружений до 2020 года предполагает приобретение для ВВС РФ как раз 48 Су-35. Давайте лучше удвоим этот заказ, чем уравнивать себя с главным противником. Или, если на эти самолеты в бюджете нет денег из пресловутых 20 трлн. руб., продадим 48 самолетов Вьетнаму и/или Казахстану. Наверное, по ценам более низким, чем в Китай, но зато мы укрепим этим национальную безопасность, а не подорвем ее ради сиюминутной погони за лишним миллиардом зеленых.

P.S. Между тем Министерство обороны КНР опровергло факт переговоров о приобретении у России 48 истребителей Су-35.

Александр Анатольевич Храмчихин — заместитель директора Института политического и военного анализа.

Поделиться:
Загрузка...