100 дней Зеленского: имитация или управление страной

106

«Дайте ему 100 дней» — говорили сторонники нового украинского Президента Владимира Зеленского его критикам, когда те обсуждали те или иные заявления или кадровые решения Главы государства.

Но на самом деле первые 100 дней Зеленского — категория спекулятивная как для тех, кто Зеленского поддерживает, так и для тех, кто его на дух не переносит. Спекулятивная потому, что никакого реального правления Владимира Зеленского еще и не началось.

Человек, еще в ходе своей предвыборной кампании объявивший себя «слугой народа» и внесистемным даже не политиком, а «неполитиком», Владимир Зеленский не мог рассчитывать на сотрудничество с Парламентом, который он сразу же отправил на внеочередные выборы, и с Правительством, которое он сразу же принялся увлеченно критиковать. В результате первые 100 дней Владимира Зеленского можно с уверенностью назвать днями его безвластия и продолжающейся разбалансировки украинского государственного организма.

Президентская вертикаль, сформированная из ближайших друзей Президента, случайных людей и чиновников, либо обиженных предыдущей властью, либо не выдержавших аппаратной конкуренции, как бы зависла в безвоздушном пространстве. Правительство продолжало жить своей жизнью, Парламент не только не голосовал за наспех подготовленные в президентском офисе и, в общем-то, не рассчитанные на одобрение законопроекты, но и за кадровые предложения Главы государства. Судебная система продемонстрировала всю свою подконтрольность различным кланам и группировкам, среди которых есть как кланы, ориентированные на Президента и его окружение, так и самостоятельные группы, пользующиеся нарастающим хаосом для решения собственных проблем.

Глава государства провел 100 дней без работоспособного Правительства, без Парламента, без собственных министров иностранных дел и обороны, без полноправного руководителя СБУ. Да, он успел назначить — зачастую наобум — руководителей областных администраций, но и для их реальной работы нужна работающая вертикаль. А ее нет и не могло быть. Именно сейчас она должна появиться. Именно сейчас все и начнет происходить.

На самом деле решающее значение для понимания политического курса Владимира Зеленского и вообще его способности руководить страной будут иметь не первые, а вторые 100 дней пребывания бывшего комика в кабинете на Банковой. Буквально через несколько дней начнет работать новый Парламент, в котором спешно созданная под Главу государства партия «Слуга народа» впервые в украинской политической истории будет иметь большинство голосов избирателей. Будет сформировано Правительство — и у Президента будет полный карт-бланш на подбор кандидатуры Премьер-министра и министров. И вот именно от решений, которые Владимир Зеленский будет принимать в координации с выстроенной под него властной вертикалью, нужно будет отталкиваться — естественно, в том случае, если эта вертикаль будет работать, а управленческий хаос будет остановлен.

Потому что само по себе формирование Парламента и Правительства еще не будет означать восстановления эффективно работающей вертикали власти. Для того, чтобы такая вертикаль работала, необходимо четкое понимание задач государственного строительства и профессионализм исполнителей — начиная от Президента, который даже в нынешней ситуации продолжает гордиться своим дилетантизмом, и заканчивая последним клерком, компетентность и образованность которого позволяют рассчитывать на то, что он не допустит ошибок. О коррупции, этом неотъемлемом элементе украинской государственности, я даже и не вспоминаю — просто потому, что честный дурак не менее опасен, чем нечистый на руку пройдоха, и замена пройдохи на дурака на любом уровне может привести только к катастрофе. Ну и понятно, что самая большая опасность для любой вертикали власти — нечистый на руку дурак. А таких мы в ближайшие месяцы и годы увидим огромное количество даже не по злому умыслу, а потому, что власть, которая составлялась по принципу случайных чисел, не могла складываться иначе.

Точно так же, как победа на президентских выборах Владимира Зеленского стала результатом сложения случайных обстоятельств, обусловленных к тому же недооценкой украинской политической и олигархической элитой уровня глубокой фрустрации, анархизации и гражданской апатии большинства жителей Украины, подбор случайным победителем соратников и попутчиков тоже подчиняется исключительно логике рулетки. Кто первый вошел в кабинет, кто первый заполнил анкету, кто связан с тем или иным кланом, близким к Президенту. Но критерии, которые должны обусловить успех любого правления, — общее понимание ценностей, профессионализм, стратегическое видение развития страны и общие подходы к решению тактических задач — не просто отсутствуют. О необходимости такого подхода никто даже и не задумывается. Впрочем, не будем слишком суровы к Зеленскому — отнюдь не только у него одного. Такая деградация политики становится трендом во многих странах, где торжествует популизм. Поэтому украинский кризис обещает стать всего лишь фрагментом во множестве кризисов. Главное, что будет отличать этот кризис от остальных и сделает поучительным, — слабость институций. Выдержат ли они испытание популизмом и дилетантизмом — или рухнут, как песочные замки? И были ли многие из этих институций настоящими институциями или просто элементами кланового лоббирования?

Первые 100 дней новому украинскому Президенту приходилось делать то, что он умеет — шоу. Следующие 100 дней дают новому Президенту возможность сделать выбор между продолжением имитации и реальным управлением страной — если, конечно, сам Владимир Зеленский понимает, что такое реальное управление и чем оно отличается от шоу. Однако и тут возможности Главы государства ограничены. Зеленский — в прокрустовом ложе, скованный нерелизуемыми ожиданиями общества и необходимостью поддерживать работоспособность экономики и сотрудничать с международными финансовыми организациями. Ему нужно, с одной стороны, удовлетворять пожелания близких олигархических групп, а с другой — не привести к тому, чтобы удовлетворение этих ожиданий не обрушило государство ему на голову и не привело к ожесточенному конфликту с теми олигархами, которые окажутся чужими на предстоящем нам карнавале президентской щедрости. Ему нужно, наконец, попытаться закончить войну, но и не капитулировать перед Путиным.

И в этом смысле символично, что 100 дней Президента Владимира Зеленского пришлись на празднование Дня Независимостии альтернативный марш по киевским улицам. Мы могли убедиться, что украинское общество — общество Майдана — живо и активно. Если десятки тысяч людей могут собраться на праздник, то можно представить себе количество тех, кто может собраться на протест.

И это — тоже итог 100 дней президентства Владимира Зеленского, пришедшего к власти на охлократической волне. Но эта волна имеет значение только во время выборов, во времена кризисов и волнений жители всегда остаются дома, а на улицы выходят граждане. Предшественники Зеленского, оседлавшие такую же охлократическую волну надежд в 1994 году и в 2010 году, могли в этом наглядно убедиться.

Поэтому на самом деле у Владимира Зеленского очень простая и ясная задача. Избранный голосами охлократического большинства, он должен стать президентом государственников. От того, в какой мере удастся это Зеленскому за последующие 100 дней и понимает ли он вообще важность и неизбежность такой задачи, будет зависеть вектор грядущего развития страны и масштаб кризиса, который нам еще предстоит пережить.

Виталий Портников

P.S.

Игорь Валерьевич, безусловно, гениальный мужик. За копейки хакнуть целую страну. На ровном месте. Даже не то, что на ровном — на отрицательной сыпухе! 

Эту схему, как запудрив стране мозги какими-то совершенно десятиважной степени значимости проблемами, сделать их в общественном сознании первостепенными и с их помощью на..бнуть целую нацию, будут изучать на курсах политтехнологий, конечно. 
Обязательно…

Я когда слышу про «Роттердам+» — у меня каждый раз начинает дергаться глаз и трястись щека.

А ничего, что у вас половина страны осталась? Я имею в виду — та, которая не должна была остаться? Ничего, что граница проходит почти там же, где и раньше, а не там, где задумывалось противником? Выйдите на пешеходный мост. Посмотрите за Днепр. Видите Левобережку? Вот там, на той стороне, уже должны были быть их окопы. И оттуда прилетать ПТУРАми. А вы должны были не гулять по мосту, а сидеть на его месте в блиндаже в обнимку с автоматом.

Ничего, что ВВП страны обвалился? Ничего, что инвестиции обрушились напрочь? Ничего, что экономика рухнула вдребезги? Ничего, что рухнули все связи, поставки, логистика, денежные потоки, перевозки, обеспечение, движение, договоренности, бизнес? Ничего, что остановилось производство? Ничего, что дефолт, который должен был быть, которого не могло не быть — каким-то чудом не случился?

Ничего, что вы сейчас живете в своей квартире, а не в переделанном под бомбоубежище подвале? И готовите в своей кухне на газу и электричестве, а не на костре во дворе? Что вода течет из крана, а не надо за ней ходить под обстрелом к ближайшему болоту? Что живете в своей квартире, а не в лагере беженцев? Что едете на работу, а не в очередную волну мобрезерва? Что работате по схеме «ФОП», а не покупаете обязательный заем на оборону? Что ползарплаты в налог на армию не отдаете? Что в Милан по безвизу ездите? Что в Киеве двадцать первый век, а не четырнадцатый, как в Ираке или Алеппо?

Что в стране, у которой отрезан угледобывающий регион, а угледобывающий сосед напал на неё — вообще хоть какой-то уголь есть? В принципе? 
Вы понимаете вообще, чего вы избежали и каких усилий это стоило? 
Роттердам плюс им не нравится…

Аркадий Бабченко

Поделиться:
Загрузка...